Дмитрий Гусев, управляющий партнер ГК «Глубина», специально для www.irn.ru

Желание властей снизить риски дольщиков как непрофессиональных инвесторов объяснимо с электоральной и похвально с общечеловеческой точки зрения. Но здесь важно вместе с водой не выплеснуть и ребенка – не сделать систему чрезмерно громоздкой и сложнореализуемой.

Прежде чем мы поговорим о разнообразных схемах, призванных защитить соинвесторов строительства жилья, необходимо прояснить саму сущность долевого строительства для дольщиков. Главный экономический и, я бы даже сказал, философский смысл долевого строительства – это инвестиция, в которой инвестиционным доходом дольщика является, во-первых, разница между стоимостью готовой оформленной квартиры и квартиры строящейся и, во-вторых, целый набор «нематериальных» факторов. К примеру, это возможность выбрать нужный этаж или свободную планировку, чтобы не нести затрат на слом старых стен.

Императивно любой инвестор принимает на себя определенные риски. В данном случае основные риски дольщика можно описать следующим образом:

- Риск выбора «плохого» застройщика, который в силу отсутствия опыта и/или неустойчивого финансового положения изначально не готов выполнить свои обязательства.

- Риск того, что «хороший» застройщик в процессе реализации проекта столкнется с факторами, которые невозможно было предсказать на начальном этапе. Такими факторами могут стать, к примеру, изменения градостроительного регулирования или невыполнение обязательств ресурсоснабжающими организациями. Естественным образом появление таких препятствий повлечет за собой увеличение сроков строительства. Надо сказать, что с учетом «особенностей» сложившейся градостроительной практики этот риск реализуется почти в 100% случаев.

- Риск того, что финансово-хозяйственное положение изначально «хорошего» застройщика ухудшится в процессе реализации проекта, в том числе и по причинам изменения общеэкономической конъюнктуры. В результате реализация проекта, по крайней мере, в первоначальном виде, окажется под вопросом.

Есть масса других рисков, но я перечислил основные. Как и при любой другой инвестиции, важнейшим фактором принятия инвестиционного решения в случае долевого строительства является оценка параметра «риск/доходность». И оценивать этот параметр дольщики должны в конечном итоге самостоятельно. Власти могут лишь снизить риски дольщиков как непрофессиональных инвесторов – именно снизить, потому что устранить их полностью невозможно в принципе.

Важно, чтобы вводимые меры защиты дольщиков не стали лишь дополнительным бременем процесса. В идеале они должны привести лишь к реальному снижению рисков соинвесторов, без ущемления интересов других сторон.

В число наиболее эффективных механизмов защиты дольщиков, на мой взгляд, входят:

- Банковские гарантии. При этом, вероятнее всего, эффективной является форма, когда гарантию дают банки, финансирующие застройщика.

- Общество взаимного страхования застройщиков (ОВС). Общество призвано снизить страховые риски и размер возможного ущерба участникам долевого строительства за счет отсева недобросовестных застройщиков при приеме в члены общества.

- Страхование страховых компаний. Здесь, однако, нужно понимать, что в силу масштабности потенциальных рисков страховые компании должны быть очень крупными, а именно – входящими в топ-10. Кроме того, такие компании должны иметь очень серьезную службу производственного мониторинга, чтобы отслеживать ход осуществления каждого из застрахованных проектов.

Также, если говорить о схемах с применением банковских гарантий, может быть реализован механизм, когда банк финансирует девелопера на 100%, а клиенты, не совершая прямых расчетов с застройщиком, размещают средства в банке на беспроцентных целевых депозитах. После выполнения условий договора долевого участия банк осуществляет трансфер с такого депозита на счет застройщика. Стоимость кредита в пределах суммы, привлеченной банком от клиентов, составляет для застройщика технические 2-3%. По сути, это плата за банковский надзор. Заметим, что практика использования таких схем – не организованная, а скорее инициативная – уже есть.

Стоит отметить, что внедрение каждой из перечисленных схем приведет к относительному удорожанию жилья для конечного потребителя.

Отдельно стоит поговорить о новой инициативе Минстроя, фактически предусматривающей введение запрета на финансирование жилищных проектов за счет дольщиков, заменив его проектным финансированием банков. Хотя в целом эта схема выглядит как минимум комфортной для покупателей жилья, у нее есть ряд существенных недостатков. Прежде всего – рост стоимости квадратного метра для конечного потребителя. Сейчас покупатель может приобрести «квадрат» на начальном этапе реализации проекта с большим дисконтом. Если лишить его этой возможности, стоимость покупки значительно возрастет.

Кроме того, данная инициатива может привести к уходу мелких и средних застройщиков с рынка, так как им привлечь проектное финансирование практически нереально. Хорошо ли это? Нет. Ведь мелкий или средний застройщик – это не значит, по определению, плохой. Есть множество территорий, особенно в дальних областных «поясах» мегаполисов – от 40-50 км, где существует потребность в новом строительстве, но масштабы возможных проектов не столь велики, чтобы привлечь внимание именитых девелоперов. Везде в мире такие проекты традиционно реализуются небольшими местными компаниями. Таким образом, уход небольших застройщиков с рынка затормозит развитие территорий, непосредственно не прилегающих к городам.

Пострадают, хоть и в меньшей степени, и уже хорошо развитые рынки жилья. Постоянно усиливающийся банковский надзор со стороны Центробанка, призванный защитить средства вкладчиков, заставляет банки ужесточать требования к девелоперам-заемщикам и усиливать, зачастую избыточно, процедуру анализа и мониторинга. В этом смысле существует риск, что продолжение усиления банковского надзора в сочетании с дополнительными новациями, о которых мы сейчас говорим, может привести к трагическому снижению объема сделок по кредитованию и, соответственно, к падению объемов реализуемых проектов. В такой ситуации можно ожидать дефицита жилья и, как следствие, роста стоимости квадратного метра для потребителя.

В целом стремление властей помочь дольщикам в нелегком инвестиционном процессе можно оценить как крайне положительное. Но крайне важно, как эта инициатива будет реализовываться, чтобы не превратить всех участников этого процесса в заложников бюрократии.