Москва. 21 сентября. ИНТЕРФАКС-НЕДВИЖИМОСТЬ — С одной стороны, в России 75% населения живёт в городах, а 72% владельцев загородной недвижимости предпочли на время самоизоляции остаться в городе. С другой — дезурбанизацию (расселение больших городов) называют трендом следующего десятилетия. Есть ли вообще такая тенденция и какие формы она может принимать, обсудили эксперты на круглом столе "Город без людей: перспективы дезурбанизации в России и мире".

Ехать надо?

"Нельзя сказать, что по городам всего мира сейчас ходят демонстрации с лозунгом "Назад в пампасы", — отметил генеральный директор ВЦИОМ Валерий Фёдоров. — Но переселенческие потоки из города за город формировались уже не раз. Потом они разворачивались, и города вновь оказывались гравитационными центрами для массы людей".

По данным ВЦИОМ, полученным ещё до пандемии, 25% опрошенных хотели бы сменить место жительства, причём это желание гораздо более выражено у людей в возрасте 25–34 года — среди них хотят переехать около 40% опрошенных. Чаще всего люди стремятся не из города, а в город, лучше — в крупный. Наиболее заметна эта тенденция среди жителей городов с населением 500-950 тыс. человек. Это крупные областные центры, из которых люди стремятся переехать в города-миллионники. Напротив, в Москве и Санкт-Петербурге минимально количество желающих сменить регион проживания.

Среди горожан 17% имеют в собственности загородный дом, пригодный для проживания в нём круглый год, 19% — только в тёплый период. Однако из города на время самоизоляции уехали далеко не все. Валерий Фёдоров привёл данные опросов: 72% тех, кто имеет в собственности или арендует загородное жильё, остались в городе.

Отсюда важный вопрос: почему люди остались в четырёх стенах? Ответ на него пытаются дать эксперты с точки зрения разных наук об обществе.

Урбанизация шла стихийно и очень быстро, и это привело к массе проблем, отметил сопредседатель Московского центра урбанистики "Город" Алексей Расходчиков. Снижение численности населения мегаполисов происходит довольно давно в европейских странах, и во время пандемии мы могли наблюдать это в Москве. По данным Расходчикова, от 3 до 5 млн москвичей покинули столицу в период карантина — кто-то временно за город, кто-то на малую родину. Специалисты считают, что не все из них вернутся, причём отчасти потому, что у многих не хватит сил снова покорять столицу в условиях сократившего рынка труда и экономического кризиса.

Туда и сюда

Но и добровольная дезурбанизация может быть разной. Глава исследовательской группы "Циркон" Игорь Задорин отметил, что надо различать три направления этого процесса: распределённое проживание (когда житель крупного города имеет также загородное жильё и делит время между ними), переезд из мегаполисов в малые города и переезд из городов в сельскую местность. Мотивация и состав у этих потоков различаются.

"Тренд на переезд в малые города и в село существовал всегда, но он не доминирующий, это двусторонний процесс. И сейчас мы должны понимать. на каких жизненных этапах люди предпочитают город, а на каких — малый город или сельскую местность", — отметил он.

Традиционно препятствием для дезурбанизации является отсутствие работы за пределами городов. И вопрос переселения существенно зависит от того, перейдёт ли сельская местность в постаграрную реальность, когда экономика села перестанет быть связана исключительно с сельхозпроизводством. И сейчас, по словам Задорина, такие смыслы у загородной жизни появляются: рекреационные возможности, жизнь на пенсии, которая не требует активной занятости и заработка, производство интеллектуальных продуктов в сельской местности — сейчас так работают, например, программисты, и др. То есть главный вопрос дезурбанизации не в самом переселении в сельскую местность, а в наличии новых смыслах в малых городах и деревнях.

Однако движение из Москвы в малые города во время пандемии оказалось очень временным явлением. Надежда на большую эпидемиологическую безопасность не оправдалась: несмотря на скопления людей, инфраструктура здравоохранения и безопасности в городе лучше.

"По нашим подсчётам, из Москвы на время самоизоляции уехали 2 млн горожан, но все они вернулись. Это подтверждают и данные сотовых операторов", — сказал Игорь Задорин.

Но никто не расстроился — ведь уже выделено финансирование на строительство жилья в Москве и крупных городах на ближайшие годы. То есть приток людей в мегаполисы продолжают стимулировать, а об организованной дезурбанизации речь пока не идёт.

Генеральный директор компании "Яузапроект" Илья Заливухин отметил, что в России стоит обратить внимание на состояние и развитие пригородов.

"Нам необходима дезурбанизация скорее пригородов крупных городов, потому что размеры агломераций сопоставимы с размерами некоторых стран. И проблемы именно у пригородов, где монополисты строят свои "человейники"". Москву имело бы смысл реорганизовывать как агломерацию городов за пределами ТТК. И в каждом таком центре небольшого города этажность к окраинам должна уменьшаться, чтобы жить в нём было комфортно", — сказал он.

Очевидный ответ на вопрос, почему остались в городе 72% тех, кому было, куда уехать, — отсутствие инфраструктуры для привычной жизни, отмечают все специалисты.

"Очень многие увидели, что удалённая работа возможна. Но принципиальную роль здесь играет интернет, и когда мы говорим о том, почему люди не переехали в сельскую местность, было бы интересно посмотреть на обеспеченность этих людей интернетом", — сказал руководитель Центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка Андрей Дальнов.

Поэтому вопрос дезурбанизации — это вопрос прежде всего наличия новых смыслов жизни за городом и инфраструктуры: инженерной, медицинской, торговой, рекреационной и др. И в ближайшее время, скорее всего, мы будем наблюдать скорее разбиение крупных городов на самодостаточные по инфраструктуре районы, чем расселение миллионов москвичей по нашей необъятной родине.