В продуктовой "войне" между Россией и Западом наметился неожиданный поворот: эксперты предсказывают возвращение россиян к своим приусадебным участкам. Легендарные шесть соток ожидает новая жизнь?

В советское время дача была жизненно важна для каждого гражданина: именно там он "добирал" продуктов к своему небогатому столу. И вот эксперты предупреждают: из-за ответных санкций, затронувших западные продукты, многим из нас снова придется возвращаться на родные "фазенды". Объяснение простое: в связи с ограничениями импорта усилилось множество инфляционных факторов, говорит директор Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Наталья Акиндинова. Уже сейчас, по ее словам, общая зарплата в стране растет только за счет бюджетников и нефтянки, в других отраслях она в реальном выражении сокращается.

"В этих условиях низкодоходным группам населения, у которых основные траты приходятся на продукты, рациональнее опираться на собственные силы, и, в частности, на дачные участки,— говорит эксперт.— К тому же у многих эти участки есть, просто придется активнее ими пользоваться".

Власти, кстати, заявляют об этом прямо: нужно стимулировать людей возвращаться на свои садовые участки, говорят, к примеру, в Ульяновской области. Минимизировать потери благодаря "фазендам" предлагают в Карелии. А в Санкт-Петербурге даже оперируют цифрами: в сфере садоводства там занято 622 тысячи семей, за 2013 год — это почти 500 тысяч тонн продукции, в нынешнем — еще больше. Продержимся!

В целом по стране ситуация действительно впечатляет. По данным ФОМа, на сегодня дачи имеют 59 процентов россиян — тут, правда, все зависит от конкретного города (например, в Москве меньше — всего лишь 41 процент). Так вот для половины из них овощи и фрукты, выращенные собственным трудом, составляют "существенную добавку к покупаемым продуктам" (в 2014-м таких людей стало больше — 56 процентов, для сравнения, два года назад их было 49 процентов). При этом доля тех, для кого это небольшая, но тоже прибавка, наоборот, уменьшилась (с 37 до 32 процентов).

"Связаны ли эти колебания с напряженной экономической обстановкой — говорить пока рано,— разводит руками аналитик ФОМа Ирина Осипова.— Сезон уже заканчивается, поэтому будем проводить исследование лишь на следующий год. В конце концов, пармезан на даче все равно никто делать не будет. Однако в период кризиса и повышения цен дачные продукты действительно помогали".

Исследователи сегодня фиксируют новый виток интереса россиян к дачному отдыху, правда, связан он с другим — модой на экологию, экопродукты и соответствующий стиль жизни.

"Если в середине 2000-х многие переходили с овощей и фруктов на цветы, то сейчас мы видим возвращение к овощам и фруктам,— отмечает Осипова.— И конечно, всегда, когда мы спрашиваем о продуктах, россияне стабильно предпочитают отечественные, считая их более экологичными и полезными".

Эксперты уверены: мы возвращаемся на природу, а в будущем даже возможен дачный ренессанс. Правда, есть и угрозы.

"С социальной точки зрения то, что люди могут возместить свое потребление, это хорошо. Можно только приветствовать и моду на экологичный образ жизни,— считает Наталья Акиндинова.— Но, конечно, производительность труда в результате очень низкая, и для экономики в целом это, скорее, плохо, нежели хорошо: люди отвлекаются от своей основной деятельности. То есть само по себе стремление иметь участок за городом, отдыхать на нем — это нормально, но вот возделывать его для пропитания — сомнительная практика для нормальной страны".

Отечественный географ, известный ученый и публицист Владимир Каганский — непримиримый критик дач "как массового социального явления", обязательно просит сделать акцент на слове "массовое". Его доводы звучат вполне убедительно: дачный пояс вокруг больших городов разрушил сложившуюся структуру землепользования и природопользования. Например, Подмосковье оказалось фрагментированным, то есть сегодня леса или пашни уже не представляют сплошную сеть, как должно быть в идеале, они разбиты дачными участками. Стало негде ходить пешком, вместе с дачниками появились автомобили, мусор, пропали многие виды птиц и диких животных, а школьникам уже невозможно показать, как выглядит нормальный лес или река, рядом с городом их, по сути, не найти.

"Нарушен и экологический баланс,— говорит эксперт.— Вокруг дач часто идет заболачивание (это связно с вырубкой деревьев, которые высасывают из почвы влагу), исчезают редкие растения, из-за наплевательского отношения самих дачников происходят пожары. По моим подсчетам, одна сотка дачного или коттеджного участка полностью трансформирует, в негативном смысле, естественно, 5-6 соток окружающих земель".

Фактически, считает Каганский, речь идет о колонизации того же Подмосковья одной группой людей (дачниками) в ущерб другим.

"Конечно, дачи, особенно в 1990-е, были средством выживания, но ставить в зависимость от этого судьбу целых регионов неправильно",— уверен ученый. При этом он просит разделять шесть соток и так называемые старые, особенно дореволюционные дачи, которые, наоборот, были центрами культуры и творчества — это, как говорится, другая история.

Так что же ждет отечественные дачи в будущем? Опрошенные "Огоньком" специалисты отвечают на этот вопрос осторожно: интерес к природе и экологии вырос, а вот возвращение советского огородничества пока под вопросом — здесь, как всегда в России, все зависит от внешней политики.


Татьяна Нефедова, ведущий научный сотрудник Института географии РАН

Дефолт 1998 года дал серьезный толчок развитию сельского хозяйства, и нынешняя ситуация с ответными санкциями также может подстегнуть наших фермеров и сельхозпредприятия. Что касается дачников, то в целом в России только участки в садовых товариществах и огороды имеют 17 млн горожан, то есть почти половина городского населения страны. Вместе с личными подсобными хозяйствами сельских жителей они производят 80 процентов картофеля, 70 процентов овощей, 30 процентов мяса и половину молока всей страны.

Многое зависит от географии: как показали данные последней сельскохозяйственной переписи в 2006 году, в дачных товариществах на юге страны значительную долю занимают огороды. А в Подмосковье все цветы да газоны. Вообще размер города важен: вокруг небольших городов, где с доходами у населения хуже, есть множество садовых и огородных участков.

Ключевая тенденция — смена поколений: если люди старшего возраста, воспитанные еще в советской системе, традиционно воспринимали дачу как источник продовольствия, то для молодых это уже не актуально. К тому же дачи сегодня очень разнообразны. Вблизи городов это коттеджи, где, разумеется, копаться на огородах никто не будет. Они производят впечатление постоянного жилья, но мы делали специальные исследования в Московской области и выяснили: их тоже чаще используют как дачи. Другой тип — старые дачи с большими участками по 15-20 соток. Они были еще до революции, но массово их раздавали после войны — также вокруг Москвы и Петербурга. Они уже давно превратились в места для отдыха, там редко кто сажает. В 1970-1980-х зародился, а в 1990-2000-х расширился еще один тип дач, экологический: горожане покупают дома в деревнях, в том числе удаленных на 300-500 км от Москвы, в погоне за природой, уединением, для них огороды также не актуальны. Они покупают продукцию у местных сельских жителей. Но, конечно, для самого массового типа — садовых товариществ — огороды остаются важны, и здесь усиление самообеспечения в связи с ростом цен на продукты возможно.

Насколько дачи российское явление? В принципе, они есть везде, и процессы идут одинаковые. Во Франции дачи когда-то тоже окружали Париж, а сейчас их относят все дальше — на побережье, в горы. В Великобритании они тоже распространены: наши знакомые живут в собственном доме в Оксфорде, но при этом обязательно ездят в деревню, там у них домик... Однако сельского хозяйства на дачах для самообеспечения в Европе не ведут. Здесь мы ближе всего к Латинской Америке: там города, особенно небольшие, также являются некими промежуточными образованиями, и в них, и вокруг них — огороды, на которых горожане производят продукцию, городская и деревенская жизнь перемешаны, одним словом, ситуация похожая.

С советских времен в отношении россиян к даче случилась незаметная революция: значительная часть наших соотечественников теперь предпочитает отдыхать за городом, а не работать на грядках

Согласно социологам, дач у россиян за последний год стало больше

Борис Родоман, автор работ по теоретической географии и экологии человека
Коттеджные поселки в ближних пригородах, которые завтра сольются с большим городом,— варварское расточение пространства, а это началось у нас давно, еще с садово-дачных халуп на шести сотках. Ведущие советские архитекторы, мыслители в сфере архитектуры и транспорта были против, но пошли на поводу у обывателя, у рынка. Конечно, мы видим, как эта коттеджная субурбия уничтожает природный ландшафт. Причем в нашей стране она уничтожает природу, даже не являясь постоянно обитаемой, а оставаясь загородным складом недвижимости, рыночное будущее которой проблематично. По-видимому, просто некуда больше деньги вкладывать.
Источник: "Полит.ру"


Андрей Туманов, депутат Госдумы, председатель Союза садоводов Москвы
У нас нет дорог, нет коммуникаций в нужном количестве, это главное. На пустое место никто не поедет, сами понимаете. О том, как важны коммуникации, говорит простая закономерность: как только в населенный пункт приходит магистральный газ, все его дома становятся обитаемыми. Если до газификации половина домов в селе может пустовать, то после там уже сложно купить недвижимость. Еще больше привлекает людей работающая в селе школа.
Источник: "Свободная пресса"

Никита Покровский, социолог
Действительно, город некомфортный. Мне как социологу видно, что уровень неудовлетворенности городской жизнью как таковой, а не какими-то ее отдельными дефектами, постоянно возрастает... Мы (социальные географы.—"О") сходимся на дистанции 300-400 километров периферии, где уже возможен какой-то более или менее устойчивый контакт с природной средой.
Источник: "Столица FM"